- Давайте выпьем, Владимир Ильич!
- Нет, батенька, больше не пью. Помню, как-то в апгеле нализались, занесло нас на Финляндский вокзал, взобгался я на бгоневичок и такую х...ю нес - до сих пог газобгаться не можем!
- Наденька, куда это мои тгусики подевались?
- Пока ты спал, Володя, приходил Бонч-Бруевич и забрал их для музея революции.
- Наденька, опять кто-то в газон насгал! Сколько газ говогил: за этими ходоками надо следить!
- Никаких ходоков не было, Володя. Приходил только Алексей Максимович...
- Так это Алексей Максимович! Экая глыба! Экий матегый человечище!
- Все работаете, Владимир Ильич... Отдохнули бы, поехали за город, с девочками.
- Вот именно, батенька мой, с де-воч-ка-ми! А не с этой политической пгоституткой Тгоцким!
Шел как-то холодной зимой Владимир Ильич по Петрограду. Снег, вьюга, мороз -25
Выступает Ленин перед рабочими:
- Товагищи, гевогюция отменяется! У нас бгоневичок спиздили!
Голос из толпы:
- Да я видел, его вчера какой-то хрен лысый на кепку менял!
Ленин:
- Кстати, нех%евская у меня кепочка, товагищи?
Дзержинский:
- Товарищ Ленин, когда расстреливать - до обеда или после?
Ленин:
- Всенепгеменно до обеда, а обеды отдайте детям габочих. Дети габочих голодают.