В старые годы московских порядков жила богатая барыня и давала
балы, то есть балы давал муж, гостеприимный и пиршестволюбивый
москвич, жена же была очень скупа и косилась на эти балы. За ужином
садилась она обыкновенно особняком у дверей, через которые вносились
и уносились кушанья. Этот обсервационный пост имел две цели: она
наблюдала за слугами, чтобы они как-нибудь не присвоили себе часть
кушаний; а к тому же должны были они сваливать ей на тарелку все, что
оставалось на блюдах после разноски по гостям, и все это уплетала она,
чтобы остатки не пропадали даром. Эта барыня приходилась сродни
Американцу Толстому. Он прозвал ее: тетушка сливная лохань.

- Доктор, чем больна моя дочь? У нее рот до ушей и глаза на выкате.
- А вы не пробовали ослабить косичку?
(Д)евушка исповедается (С)вященику.
- Д: Отче, я назвала вчера мужчину "C%K%H C%H"
- С: За что ты назвала его "C%K%H C%H", дочь моя?
- Д: За то, что он обнял меня без разрешения, отче.
- С: Вот так (обнимает)?
- Д: Да, отче.
- С: Но это не повод называть его "C%K%H C%H", дочь моя!
- Д: Но потом он стал целовать меня без разрешения, отче.
- С: Вот так (целует)?
- Д: Да, отче.
- С: Но это не повод называть его "C%K%H C%H", дочь моя!
- Д: Но потом он стал снимать с меня одежду, отче.
- С: Вот так (снимает с нее одежду)?
- Д: Да, отче.
- С: Но это не повод называть его "C%K%H C%H", дочь моя!
- Д: Но потом он стал засовывать сами-знаете-что сами-знаете-куда!
- С: Вот так (засовывает)?
- Д: Да, отче.
- С: Но это не повод называть его "C%K%H C%H", дочь моя!
- Д: Но при этом он болеет сифилисом!
- С: Вот C%K%H C%H!
Сказывают, что в дирекцию театра поступает такое множество
драм оригинальных и переводных, что она не знает, что с ними делать, а
пуще, как отбиться от назойливых авторов, решительно ее осаждающих;
эти авторы большей частью подкреплены бывают рекомендательными
письмами значительных особ, на которые театральное начальство
отвечать должно, что приводит его в великое затруднение. Многие из
поступающих драм остаются даже и непрочитанными. Казначей театра,
П. И. Альбрехт, получивший Аннинский крест на шею, великий эконом,
предлагал Шаховскому употреблять их для топки печей вместо дров,
потому что у него в квартире всегда холодно. "Да за что ж, батюшка
Петр Иванович, ты меня совсем заморозить хочешь? - возразил
сочинитель "Нового Стерна",- от них еще пуще повеет холодом".

Окулист обследует радужную оболочку глаза пациента, чтобы поставить по ней диагноз.
- Да, - говорит он - Вы серьезно больны... Сразу могу сказать что у Вас диабет, цирроз печени, жировая дегенерация миокарда, нарушения в составе крови...
- Подождите, доктор, - Вы же смотрите не в тот глаз, этот у меня стеклянный.
В магазин заходит молодой человек и обращается к продавцу:
- Банку "NESCAFE" и пачку презервативов.
Та дала. Через час заходит другой молодой человек с такой просьбой. Продавец удивилась, но дала.
Еще через час заходит третий молодой человек и тоже просит банку "NESCAFE" и пачку
презервативов. Продавец не выдерживает и спрашивает:
- Молодой человек, за последние три часа вы уже третий с такой просьбой, что это у Вас за
такой новый джентельменский набор?
А молодой человек отвечает:
- Просто мы любим бывать у Нади.
А. С. Грибоедов был отличный пианист и большой знаток музыки:
Моцарт, Бетховен, Гайдн и Вебер были его любимые композиторы.
Однажды сказали ему: "Ах, Александр Сергеевич, сколько Бог дал вам
талантов: вы поэт, музыкант, были лихой кавалерист, и, наконец,
отличный лингвист! (Он кроме пяти европейских языков основательно
знал персидский и арабский языки). Он улыбнулся, взглянул своими
умными глазами из-под очков и отвечал: "Поверь мне, Петруша, у кого
много талантов, у того нет ни одного настоящего".